zakon-grif.ru

Методические материалы к выполнению практический заданий

Раздел 1. Формы и элементы рельефа

Формы рельефа– это любые неровности земной поверхности. Они состоят из элементов: 1) поверхностей рельефа и 2) линий рельефа, которыми эти поверхности ограничены. Поверхности рельефа могут быть наклонными (их называют склонами) и субгоризонтальными.

Сочетание склонов и горизонтальных поверхностей различного происхождения создает сложную картину современного рельефа и определяет перераспределение агроклиматических ресурсов и формирование микроклимата в ландшафтах.

В процессе анализа рельефа выделяют два комплекса рельефа:

- комплекс форм рельефа линейного расчленения (долинно-балочная сеть);

- комплекс форм водораздельной (междуречной) равнины.

К формам рельефа линейного расчленения(долинному комплексу) относятся речные долины, овраги, балки, лощины, ложбины. Все они состоят из склонов, обычно эрозионного происхождения, и плоских поверхностей днищ этих отрицательных форм рельефа. В речных долинах кроме поймы - плоского дна речной долины, заливаемого в половодье, могут быть и другие плоские поверхности – надпойменные террасы. На плоской поверхности поймы встречаются положительные (береговые валы), и отрицательные (старичные понижения и озера) формы рельефа (рис 1). Ширина речных долин малых и средних рек может изменяться от нескольких десятков метров до нескольких километров, глубина на равнинах до нескольких десятков метров. Овраги, балки, ложбины и другие формы линейного расчленения имеют ширину от первых метров до первых сотен метров, глубину – от первых метров до нескольких десятков метров. У некоторых из них практически отсутствует плоское дно (или оно не выражено в масштабе карты), и они состоят из двух сходящихся в нижней части склонов.

На водораздельной равниневстречаются положительные (холмы, гряды, увалы, бугры и другие) (рис. 1) и отрицательные (западины, котловины и другие) формы рельефа (рис. 2). Здесь широко распространены и плоские горизонтальные поверхности. Абсолютно горизонтальные поверхности рельефа встречаются в природе сравнительно редко, поэтому речь идет о «практически горизонтальных» или субгоризонтальных поверхностях, с наклоном менее 10. В этом случае составляющая ускорения силы тяжести, стремящаяся сместить частицы вниз по склону, еще очень мала.

Рис. 1. Изображение форм и элементов рельефа на карте

К склонам относят поверхности с углами наклона более 10. На их долю приходится свыше 80% поверхности суши. Изучения генезиса склонов и происходящих на них процессов имеет не только научный интерес, но и огромное практическое значение.

Морфологическая характеристика склонов включает несколько параметров: крутизну, длину и форму.

Рис. 2. Формы рельефа распространенные на водораздельных поверхностях

Балка - вытянутая впадина, отделенная от присетевого склона хорошо выраженной бровкой (глубина 6...20 м, ширина 60...200 м, крутизна склонов 10... 15° (35° и более), площадь водосбора от 250 до нескольких тысяч гектаров). Хорошо выражено русло вре­менного водотока на дне. Заметны террасы или их бровки.

Барханы - песчаные навеянные ветром холмы полулун­ной формы.

Водоразделы более высоких порядков - ограничивают водосборы лощин, ложбин.

Водоразделы первого порядка - ограничивают водосборы сухо­дольных систем.

Водораздельное пространство или водораздел (на равнине) - ме­ждуречье, не имеющее стока в какую-либо речную систему, или со стоком, осуществляемым слабоврезанными верховьями рек (про­странства, примыкающие к водораздельным линиям).

Водороины - размывы почвы глубиной 0,2...0,6 м, которые за­глаживаются при пахоте.

Водосбор - территории, ограниченной водораздельной линией.

Впадины - обширные по площади участки поверхности, пони­женные относительно окружающей территории.

Вымоина - начальная стадия размыва дна материнской формы.

Гидрографическая сеть) - сеть понижений, по которым осу­ществляется сток поверхностных вод.

Гора - возвышенность более 200 м относительной высоты, резко выступающая на местности.

Гофрированные склоны - комплекс ложбин и ложбинообразных понижений, расположенных на склонах различной крутизны (ха­рактеризуются высокой эрозионной опасностью).

Гряды, валы - узкие, длинные возвышения, чаще всего ориентированные в одном направлении, параллельные друг другу.

Депрессионные равнины - вогнутые ровные участки, окружен­ные боле высокими поверхностями (днища котловин, приморские и приозерные береговые равнины, подгорные шлейфы и др.).

Долина реки - наиболее древнее звено гидрографической сети, с постоянным водотоком и связанными с ним формами рельефа.

Долины - сильно вытянутые в длину сравнительно узкие углуб­ления в рельефе, открытые и обладающие общим наклоном ложа.

Донная промоина - размыв при слиянии соседних вымоин.

Донный овраг - размыв во все днище материнской формы.

Дюны (крупные) - песчаные холмы, навеянные ветром, распола­гающиеся параллельно берегу реки ли моря.

Карстовые воронки - округлые микропонижения до нескольких десятков метров (часто труднопроходимые для техники).

Конусы выноса – располагаются в нижней части элементов гидрографической сети с постоянным или временным водотоком (засаживают кустарником).

Котловины - замкнутые или почти замкнутые пониженные уча­стки земной поверхности.

Ложбина - верхнее звено гидрографической сети, примы­кающее к наиболее высоким частям водосборов (глубина 0,5-2 м, склоны не круче 3-8°, площадь водосбора до десятков га).

Ложбинообразное понижение - отличаются замкнутостью (целе­сообразно проводить выравнивание ложбинообразных понижений?).

Ложбины - микропонижения, характеризующиеся стоком, общей протяжённостью от метров до десятков метров и более и глубиной от 0,5 до 1 метра..

Лощина - отличается более резкими очертаниями, глубиной и крутизной склонов (8... 15°).

Макроложбины - углубления с выраженным дном, глубиной бо­лее 1,5 м и крутизной склонов 3...8° (труднопроходимы для сельско­хозяйственных агрегатов в поперечном направлении).

Микроложбины - слабовыраженные углубления, крутизна скло­нов до 3° (проходимы в любом направлении и распахиваются).

Нанорельеф - разновидность микрорельефа, с колебаниями от­носительных высот до 0,3 м (оказывает влияние на неравномерное созревание культур и снижение качества продукции).

Овраг - размыв, выработавший свой собственный продольный профиль, не совпадающий с профилем склона (глубина до 30 м, ширина до 50 м, длина до 0,5 (2...5)км).

Плато - равнинные поверхности, ограниченные более или менее глубокими выемками гидрографической сети.

Промоины - размывы глубиной 0,5...3 м, шириной 5...8 м. Они непроходимы для обычной сельскохозяйственной техники.

Промоины, водороины – углубления эрозионной природы протяжённостью десятки метров при ширине и глубине 80)склоны.

Крутизну склонов на топографической карте можно измерить по специальной шкале заложений или с достаточной точностью определить по расстоянию между горизонталями (т.е. по заложению горизонталей). На отечественных топографических картах любого масштаба при стандартной высоте сечения (она равна 0,02 величина масштаба карты), при крутизне склона 10заложение горизонталей составляет примерно 11 мм, а при 100–около 1 мм.

Приближенно можно считать, что в этом интервале заложение горизонталей обратно пропорционально крутизне склона – во сколько раз заложение меньше 1 см, во столько раз крутизна склона больше 10.

От крутизны склона зависят многие свойства почвы (рис. 3). Конечно, при этом оказывают влияние и другие особенности почвы, например, их химический состав.

Рис. 3. Зависимость содержания гумуса, азота, алевритовых и глинистых

частиц от крутизны склона (для выпуклых и прямых склонов)

Для кислых почв рН уменьшается на более наклонных поверхностях, а для известковых почв зависимость противоположная (рис.2.4).

Рис. 4. Зависимость величины рН от крутизны склона для кислых (А) и

известковых почв (Б)

С увеличением крутизны смыв почвы увеличивается. Степень его возрастания (рис. 5) зависит от разнообразного сочетания многих факторов (количества и интенсивности осадков, характера и состояния почвенного и растительного покрова, агротехники возделываемых культур и др.). Показатель степени (а) в формуле может принимать значения 1,5; 2 и более.

Длина склонатакже оказывает большое влияние на проявление эрозии (рис. 5). Различают длинные склоны (>500 м), средней длины (500-50 м) и короткие(

studfiles.net

Статьи

rodonit74.ru

Краткий словарик лыжебордера в горах

В горах существует много разных наворотов, которые обзываются специальными терминами. Хребет – горная цепь, состоящая из множества вершин, тянущаяся порой на тысячи километров (Киргизский хребет, хребет Петра первого и т.д.).

Гребень — линия, соединяющая противоположные склоны горы, хребта. Различают гребни острые, скругленные (увалы) и зазубренные (пилы). Вторичный гребень, отходящий от главного, называют ребром; неявно выраженный гребень или систему коротких скальных выступов на крутом склоне - контрфорсом.   

Путь по гребню на вершину Джантуган (3991 м)

Снежный карниз — нанос снега, нависающий под действием ветров над одним из склонов гребня. Требует очень осторожного к себе отношения – конструкция непрочная, по возможности следует обходить по противоположному склону, ниже уровня гребня.

Снежный карниз: 1 — трещины, образовавшиеся перед отрывом карниза; 2 — линия отрыва (ограничивает оставшуюся на гребне часть карниза); 3 — часть карниза, обрушившаяся вскоре после того, как был сделан снимок.

Снежная доска - пласт мелкозернистого снега на поверхности снежного покрова, состоящий из плотно уложенных ветром кристаллов и нередко служащий причиной схода снежных лавин.

«Снежные доски» образуются, когда в результате действия солнца, ветра на поверхности снежной массы нарастает ледяная корка. Под коркой происходит видоизменение снежной массы, превращающейся в крупу, по которой более массивный верхний слой может начать скольжение. Для начала движения подобным лавинам требуется зачастую самое минимальное воздействие.

Нунатак - (эскимосск.)  -  изолированная скалистая вершина, выступающая над поверхностью ледника в местах относительно небольшой мощности льда. Наиболее типичны для краевых частей ледниковых покровов Гренландии и Антарктиды

Хицан - (осет. – скалистая вершина) - гребень, поднимающийся среди снежного поля или разделяющий рукава долинного ледника скальный остров, отделившийся от гребня в результате эрозии.

Ущелье Адыр-Су. Вид на Местийскую хижину

 

Ребро — гребень вершинной части горы, второсте­пенный гребень, скальное, ледовое или снежное ответвление от вершины, обычно обрывающееся у подножия.

 Известный жандарм «Чертов палец» на горе Сокол в Крыму

 

Контрфорс — неявно выраженное ребро на крутом склоне горы или гребня.

Перевал — самое низкое место в хребте, наиболее до­ступный переход из одной долины в другую.

 

Мульда (нем. mulde — корыто) - корытообразное углубление па склоне, открытое в сторону долины.

Перемычка — любое понижение на гребне, ребре, в общем, на всем, чем угодно. Часто перемычками называют перевалы.

 

 

Бергшрунд (берг) — поперечная трещина в языке ледника, образуется за счет движения ледовой массы вниз по склону. Берги образуются в верховьях ледника, на границе между неподвижным ледово-фирновым покровом и отрывающимися массами льда, которые дают начало двигающемуся леднику. Они пересекают склоны цирка на очень большом протяжении, меняя свое место и размеры. Для бергшрундов характерно превышение верхнего края трещины над нижним, достигающее в отдельных случаях порядка нескольких метров.

Связка преодолевает бергшрунд

Ранклюфт – подгорная трещина, образуется в месте примыкания ледника к скальному склону (причиной является подтаивание льда от нагретых солнцем скал).

Основное различие между этими двумя словами немецкого происхождения в том, что ранклюфт обозначает трещину между льдом и скалами, а бергшрунд - в самом леднике. Помимо этого на леднике может быть куча других трещин, которые никак специально не называются.  

Жандарм — отдельно стоящая на рельефе скала, возвышение на гребне.

 

Сера́к (фр. sérac — название швейцарского плавленого сыра). Слово впервые употребил в значении ледникового образования швейцарский натуралист Орас Бенедикт де Соссюр в 1779 году. В русском языке встречается наименование сераков ледяными столбами или зубами.

Серак - ледяной пик, ледяной жандарм, отдельно торчащий ледяной блок ледопада. Глыбы льда, достигающие громадных размеров, иногда очень неустойчивые. Часто серак принимает форму высокой ледяной колонны, иногда с заостренным пиком. В зависимости от погодных условий и высоты серак может существовать в течение нескольких сезонов или рухнуть вскоре после образования. Часто размером с дом или даже больше, они опасны нестабильностью. В мороз могут быть серьезным препятствием на пути. Передвижение вблизи сераков крайне опасно.

Бараньи лбы – скальные обнажения на осыпном или снежно-ледовом склоне. Представляют собой выпуклый участок скалы, сглаженный потоками воды, камнями или ледником.

Типичный кавказский пейзаж

Кулуа́р (от фр. couloir — проход, коридор) — корытообразная или V-образная ложбина на кру­том склоне горы, направленная по линии стока воды. Широкая в верхней части, сужается внизу.

Кулуары достигают ширины нескольких десятков метров, простираются часто на всю высоту склона и, в зависимости от времени года и ландшафтных условий, могут быть заполнены снегом, фирном и льдом. Кулуар - естественный путь схода камнепадов и лавин. Дно кулуара часто прорезано желобом и является наиболее опасным местом в кулуаре.  

 

Приэльбрусье. Гордо сияет на солнце вершина Джайлык (4533 м)

Кулуары:

  

Желоб — узкий кулуар или узкая и неглубокая ложбина.

 

Сброс — крутые скалы, лед, снег, в каком-нибудь спусковом кулуаре или просто на склоне, улетают на них конкретно.

Ледопад (не путать с ледовым обвалом) — беспорядочное нагромождение ледяных глыб, а также система трещин и разломов в местах перегибов ложа ледника. Ледопады представляют собой сплошную хаотичную систему трещин растяжения и скалывания и одновременного обрушения больших глыб расколовшегося льда. Как и поперечные трещины, они возникают на резких перегибах и сбросах с перепадом высот в десятки, а порой и сотни метров.

Ледопад в верхней части ледника Кашкаташ

Кальгаспоры — гадкий вид ледового рельефа, на картинке маленькие, а бывают по колено и выше, запаришься пробираться через них.

Заструги — снежные кальгаспоры, выдуваемые ветром. Тоже очень неприятный вид рельефа.

Глетчер — ледник.

Ледник — массы льда, сползающие в виде ледяных рек от фирновых полей вниз в долины.

Ледник Кашкаташ в ущелье Адыл-Су

Язык ледника — его нижняя конечная часть. 

Весь транспортируемый и откладываемый ледником обломочный материал образует морены.

Морена — скопление обломков горных пород (на дне, по краям, в середине или конце ледника), образовавшихся в результате разрушения ледником соседних склонов или своего ложа. По условиям образования различают боковые, срединные и концевые морены. Общим термином покровная морена называют сплошной каменный покров конечной части ледникового языка, образовавшийся в результате слияния срединных и боковых морен. Нередко эта морена покрывает сплошным слоем ледник задолго до конца языка. 

Вид со стоянки «Зеленая гостиница»

Морена (боковая, срединная) — каменные отложения по бокам ледника или на его поверхности.

В горах гораздо больше форм рельефа и, соответственно, терминов для их обозначения, чем кажется на первый взгляд.  

Долина — широкая впадина между двумя хребтами. Как правило, очень обжитая местность. 

Ущелье — глубокая узкая долина V-образным поперечным профилем.с круто поднимающимися, часто скалистыми склонами.

Терраса — горизонтальный участок склона, образующий длинную ступень.

В обиходе небольшие «террасы» часто называют «полками». Обычно на них удобно оборудовать страховочные станции.

Полка — пологая часть любого рельефа, продолговатый, горизонтальный или наклонный неширокий уступ.

Теснина — особенно узкая часть ущелья с почти отвесными склонами.

Лощина — круто спускающееся в одном направлении углубление между двумя боковыми хребтами (ребрами).

Каньон — глубокая долина (теснина) с почти отвесными склонами и узким дном, обычно полностью занятым руслом реки.

Котловина — большая овальная или округлая впадина между гор.

Вершина – высшая точка горы или массива. Обычно целью восхождения является выход на вершину (и спуск с нее). В зависимости от формы они носят различные названия: Внешний вид вершины, как правило, находит отражение в названии. 

Пик, купол, игла, зуб, башня, пирамида, рог, конус. Эти названия, звучащие по-разному на разных языках, дают ясное представление о конфигурации вершин и не нуждаются в дополнительных объяснениях. Однако на Памире и Тянь-Шане многие значительные вершины независимо от формы называют пиками.

Пик — остроконечная вершина;

Три пика МНР (Монгольской Народной Республики), 3870 м

Купол — вершина с круглыми формами;

Эльбрус (5642 м) — вершина-«купол»

Столовая гора — вершина с горизонтальной или несколько наклонной верхней частью.

Тирке (1283 м) — гора-стол

Тур – искусственное нагромождение из камней для маркировки маршрута (может быть сложен на вершине, перевале, развилке, указывать место спуска и т.д.)

Тур на перевале ВЦСПС (высота перевала 3693м)

Бастион — наиболее крутая часть стены.

Стена — любой склон с крутизной, приближающейся к 60 градусам.

Нависание – участок стены с отрицательным углом наклона

Карниз – выступ породы, нависающий под углом 90° к склону.  

Потолок – обширное горизонтальное нависание скальной породы.

Северо-восточный МНР вблизи

Плита — гладкий и плоский участок скалы крутизной до 60°.

Траверс — прохождение по гребню нескольких вершин. Косое передвижение по склону.

Осыпь (сыпуха) -- скопление обломков горных пород, чаще всего под кулуарами. Различают крупные, мелкие и средние осыпи. Иногда подобные скопления обломков рыхлой породы (песок, щебень), а также лавинного снега у основания желоба называют в соответствии с формой конусом выноса.

Цирк - хребет с несколькими вершинами в форме полукруга или более. Часто народ вытворяет там такое, что и в настоящем цирке не увидишь.

* При составлении словаря использованы (с разрешения авторов) статьи и фотографии Дмитрия Павленко и Ольги Волоховской. 

www.ski.ru

Какое преимущество давало размещение дотов на склоне ниже гребня


Устройство оборонительной позиции и ее оборона

Описание тактических приемов, используемых при расположении и оборудовании оборонительных позиций.

Казалось бы, яма в земле есть яма в земле. Вроде, очевидно, что земля задерживает осколки и пули, и быть закрытым хотя бы от части из них, лучше, чем быть на открытой местности. Однако и в устройстве оборонительных позиций есть свои тонкости.

Прежде всего хотелось бы отметить, что наличие оборонительных позиций имеет как минимум два недостатка. Во-первых, враг знает, куда обрушивать свой огонь, чтобы с большой степенью вероятности уничтожить максимально большое количество солдат противника.

Во-вторых, у зарытого в землю солдата возникает так называемое «бункерное мышление». Солдату кажется, что в окопе безопасно, и поэтому у него возникает желание из этого окопа не вылезать. Общий уровень психологической готовности к бою понижается.

Что касается первого недостатка, то он, действительно, становится существенным при борьбе с высокоорганизованным противником. Поэтому любой план обороны должен включать отработку не только навыков пассивного укрытия от огня в подбрустверных нишах и блиндажах, но и выхода из окопов. Известно, что для укрытия от мощного артобстрела или бомбардировки траншеи используется небольшой бросок личным составом вперед на 50-100 метров, чтобы переждать лавину огня вне обстреливаемой траншеи. А сразу по окончании артобстрела позиция занимается вновь. В принципе можно сделать бросок назад, но это хуже поскольку между траншеей и атакующим не остается преграды, а главное - снаряды из разогретых предыдущими выстрелами стволов артиллерии летят каждый раз чуть дальше, чем при первых выстрелах. Поэтому велика вероятность поражения отошедших назад войск. Иногда при броске вперед обороняющимся удается атаковать пехоту противника. В момент артобстрела она не ожидает атаки и, кроме того, нередко ослаблено наблюдение с ее стороны.

Расслабляющее действие артподготовки атакующих на самих атакующих известно. Она создает впечатление, что противник в это время совсем не может вести огонь. Снайперы обороняющихся, находящиеся вне обстреливаемых позиций, во время и сразу по окончании артподготовки могут уничтожить много солдат атакующей стороны, беспечно наблюдающих за артобстрелом как за театральным представлением. В этот период атакующим следует предпринимать активные контрснайперские действия, например, в виде «профилактического» прострела возможных снайперских позиций.

Обороняющемуся следует предпринимать меры для нейтрализации отрицательного воздействия фактора известности позиций противнику. Следует осуществлять глубокое развитие позиций, устройство запасных, ложных позиций, развитие сети ходов сообщения, рассредоточение бункеров и ниш по позициям, маскировку и т.д. Все это делается с той целью, чтобы несмотря на полное знание расположения траншей противнику было затруднительно нейтрализовать их все. Чтобы сорвать артподготовку атаки, следует выявлять артиллерийские наблюдательные посты, а в момент начала артобстрела постараться уничтожить их. Артиллерия противника останется «слепой», что резко понизит эффективность ее огня.

Что же касается «бункерного мышления» с ним тоже нужно бороться. Основной способ – готовить и репетировать контратаки, отходы, вести систематическое патрулирование. Одним словом, делать то, что препятствует развитию привычки сидеть в окопе и не высовываться. Нередко стремление не выходить за хорошо укрепленные позиции становится причиной неоправданных потерь. Не готовясь к активным действиям вне позиций, обороняющийся сам себя загоняет в ловушку, не зная, что происходит вокруг, он допускает окружение и не предпринимает попыток уничтожить окруживших его или вырваться из окружения. В результате боя «на изъятие боеприпасов» такая группа солдат уничтожатся. Противодействует привычке «сидеть в окопах и не высовываться» так называемая мобильная оборона. Суть ее в том, что ни одна из позиций упорно не удерживается. Нанеся урон наступающему противнику своим огнем с одной позиции, подразделение отходит на другую, а измотав противника, контратакует. К сожалению, мобильная оборона не всегда применима.

Есть еще один способ «активного» срыва атаки противника: отдельные небольшие группы обороняющихся, которые в случае их обнаружения сходят за обычные разведывательные партии, просачиваются в район позиций противника. В момент начала атаки эти небольшие группы огнем (в том числе - снайперским) по позициям артиллерии, скоплениям живой силы и техники, создают у атакующих впечатление, будто они окружены и тем самым срывают их атаку.

Солдат должен осознавать, что он обороняет не участок траншеи или огневую точку, а некоторую позицию, имеющую определенное тактическое значение и, если оборона позиции требует выхода из укреплений, значит, нужно выходить. Если противника не удалось остановить перед передним краем обороны, это не означает, что позиция потеряна. Контратаки и удержание отдельных опорных пунктов позиции позволяют свести успехи проникновения противника вглубь обороны на нет. Главное - не физическое присутствие на всем обороняемом участке, а прикрытие всех подходов к нему огнем, чтобы не было необстреливаемых промежутков.

Чрезмерное сосредоточение усилий на обороне «своего» участка траншеи нередко приводит к тому, что про соседние подразделения забывают, что делает стыки между подразделениями слабыми и уязвимыми для атак противника.

Система организации позиции

Вопрос о выборе системы организации позиции - что лучше - совокупность отдельных стрелковых ячеек или единая линейная траншея?

У ячеечной позиции есть свои преимущества. Ячейки малы в размерах и они - более трудная цель для артиллерии и авиации противника. На строительство ячейки уходит меньше времени, а, следовательно, солдат менее привязан к ней. Солдат вынужден ее покидать вне боя и «бункерное мышление» развивается гораздо в меньшей степени. Фланговый огонь по позициям, построенным по ячеечному принципу позициям, тоже менее эффективен, так как земля между ячейками задерживает пули. Но главное – захват одной ячейки мало способствует захвату всей позиции, в то время как захват основания бреши в траншее сильно подрывает целостность обороны именно из-за возможности распространения атакующих по системе траншей. С другой стороны, сосредоточив огонь по двум-трем отдельным ячейкам, враг может создавать проходы для прорыва обороны.

Вариант стрелковой ячейки на примере армии США
 

Возможно, с логической точки зрения, ячеечная система лучше, чем траншейная. Но психологически солдаты в одиночном и парном окопе отрезаны от своих, они не чувствуют плеча товарища. Солдату кажется, будто именно на его позицию наступает основная масса противника. При артобстреле солдату кажется, что все, кроме него, убиты. Все это подталкивает отказаться от сопротивления и затаиться на дне окопа.

Для уменьшения психологической нагрузки на солдата, а также чтобы командир мог контролировать своих подчиненных (часто в форме пинков ногами), заставлять их отстреливаться от наседающего врага, создается система траншей. Траншеи также облегчают маневр силами и средствами, облегчают поднос боеприпасов и вынос раненых. Учитывая, что обороняющемуся желательно периодически менять позицию, чтобы не дать атакующему себя подловить на том же месте, лучше использовать именно траншеи. Заметим, система траншей и облегчает закрытие брешей путем переброски войск по укрытым ходам сообщения, и в то же время способствует их созданию (предоставляя укрытие для распространяющихся по окопам солдатам противника).

Конечно, возможна переходная форма между ячеечной формой построения оборонительной позиции и линейной траншейной. Если от каждой ячейки провести короткий ход к общей траншее, то получится, вроде, удобный гибрид. Но и здесь психологические факторы в большинстве случаев перевешивают и требуют использовать именно линейную траншею. В принципе для войск с высоким моральным уровнем, можно рекомендовать использование переходной формы боевой позиции, но здесь очень важно не навредить, пытаясь воевать «по умному».

Нельзя не упомянуть о том, что при господстве вражеской авиации и артиллерии целесообразно оборонительные позиции зарывать под землю, используя подземные галереи для создания наземно-подземной системы обороны. Строительство подземной галереи по трудозатратам ненамного более емко, чем откапывание окопа в полный профиль. Да, здесь – больше объем вынутого грунта и плюс необходимость его выносить, но это компенсируется возможностью прокладывать галереи по прямой, не устраивая наземные окопы извилистой змейкой. Для ведения огня по воздушным целям используются позиции-колодцы, которые достаточно хорошо защищают от настильного огня наземных средств и уменьшают риск поражения бомбами или ракетами авиации противника.

Ломанная змейкой линия окопов - не единственная форма разбития окопов. Теоретически отдельные участки окопов можно разбивать по прямой линии, если на протяжении прямого участка оставлять земляные перегородки, делая вокруг них «П» или «О»- образные обходы. Эти земляные перегородки – траверсы – преграда для огня с фланга, что, собственно, и достигается созданием ломанной змейки. Однако расположение траншеи по прямой во многом облегчает задачу по пристрелке артиллерии противника, поэтому систему прямых окопов с траверсами следует применять осторожно. Известно, что изломы окопов - место, уязвимое для поражения огнем, особенно снайперским, поскольку (при взгляде с фланга) на изломе окопа его бруствер как бы понижается. Если же змейка используется, то следует не делать прямой участок длиннее 20-30 метров, лучше, если он составит около 15 метров.

Длины прямых участков не должны быть регулярными. Направление прямого участка не должно быть строго перпендикулярно общему направлению фронта противника, это затруднит ему ведение точного огня артиллерией на одной установке прицела. В то же время, линию обороны не стоит делать слишком извилистой, чтобы участки оборонительной позиции не обстреливали друг друга.

Позиции боевого охранения

Даже при использовании траншейной системы обороны, отдельные стрелковые ячейки используют для оборудования позиций боевого охранения. Такие позиции должны иметь хороший обзор, чтобы просматривались возможные маршруты движения противника. При прочих равных условиях они выносятся на максимальное расстояние действительной огневой поддержки от основной оборонительной позиции. Желательно установить проводную связь с позициями боевого охранения и подготовить скрытые рубежи отхода и выдвижения на позиции боевого охранения. При определении расположения позиций боевого охранения следует учитывать, что они ограничивают огонь основной линии обороны, если не обеспечить своевременный отход с этих позиций. Ночные позиции боевого охранения должны быть ближе к основной оборонительной позиции, чем дневные позиции. Ночью должно выделять больше людей в охранение, чем днем. Следует при этом установить звуковые (свисток), визуальные (фонарик) или огневые (автоматический или одиночный огонь) сигналы.

Например, установить, что если огонь открывается автоматический, это означает атаку противника, и основные войска занимают оборонительные позиции. Одиночные же выстрелы могут тогда использоваться для прочесывания местности или других целей.

Расположение оборонительной позиции на холме

Еще очень важный аспект в организации оборонительной позиции: ее расположение на возвышенности (холме). Возвышенность, как правило, предоставляет лучший обзор и обстрел. Возвышенность можно использовать как средство усиления оборонительной позиции, но при этом нужно избегать ошибок.

У возвышенности (холма) можно выделить: а) склон, направленный к противнику б) боевой (тактический) гребень в) топографический (истинный) гребень

г) обратный скат, который прямым наблюдением с земли противнику не виден

Допустимы разные способы размещения позиций на холме:

1) Позицию можно разместить у подошвы (основания) склона, направленного к противнику, тогда это будет обычное расположение, никак не использующее тактические свойства возвышенности. К тому же подносить боеприпасы и выносить раненых по склону, обращенному к противнику, а, следовательно, простреливаемому им, через холм небезопасно. Поэтому все же позиции обычно пытаются разместить на холме, для использования тактических свойств имеющейся возвышенности (лучшего обзора и обстрела).

2) Занятие боевого (тактического) гребня. Боевым гребнем называют максимально высокую позицию, с которой видна подошва холма. Она обычно ниже истинного (топографического) гребня из-за выгнутости склона. Расположение на боевом гребне выгодно тем, что не образуется мертвых пространств перед позицией, где может накапливаться пехота противника. Однако расположение на боевом гребне можно использовать к своей выгоде лишь при противнике, не имеющем достаточного количества артиллерии. Дело в том, что боевой (тактический) гребень находится на склоне, обращенном к противнику, что идеально для обстрела его противником – очень легко корректировать огонь, так как все недолеты и перелеты хорошо видны артиллерийскому наблюдателю противника. Поэтому, несмотря на боевое название, боевой (тактический) гребень нужно использовать осторожно.

3) Топографический гребень, то есть настоящий гребень холма, в плане обороны намного лучше, так как, по крайней мере, перелеты не видны и противнику корректировать огонь труднее. Непоражаемые пространства у подошвы холма при расположении на топографическом гребне ликвидируются путем организации флангового огня. К недостатку топографического гребня обычно относят то, что силуэты голов солдат и оружия видны на фоне неба. Кроме того, при ведении огня ночью атакующие инстинктивно будут целить по вершине холма, по единственному, что они могут хорошо различить в темноте. При подготовке окопа, расположенного на холме, нужно постараться использовать в качестве бруствера и ячейки в нем сам склон. Стрелковая бойница создается не в насыпном бруствере, а за счет углубления в грунте. Ведь на склоне передняя стенка окопа будет ниже, чем задняя и боковая, и это понижение используется в качестве бойницы. При удачном расположении насыпать землю дополнительно вообще не потребуется. Если это невозможно, то для лучшей маскировки создается достаточно высокий задний бруствер. Но нужно помнить, что задний бруствер нельзя делать слишком высоким. Высокий задний бруствер может служить хорошим ориентиром для корректирования врагом огня. Огонь из подствольных и ручных гранатометов атакующие могут нацелить на задний бруствер, чтобы разрыв гранаты поразил обороняющегося, находящегося в окопе впереди.

Кстати, это широко распространенный прием – стрелять разрывающимися боеприпасами (гранатами, снарядами) не по цели, а по предмету чуть позади нее (камень, дерево, стена, забор, пол) для того, чтобы осколки поразили находящуюся за укрытием цель. Например, артиллерия для самообороны при отсутствии картечных боеприпасов может вести огонь по верхушкам деревьев для поражения атакующей пехоты противника. Нужно отметить, что возможно целенаправленное использование этого приема стрельбы при организации засад и укрытий-ловушек. Для этого на или рядом с местными предметами-целями делаются отметки, помогающие стрельбе по целям.

4) Наконец, еще один вариант расположения обороны - обратный скат холма. Возвышенность закрывает от наземного наблюдения неприятеля этот скат (склон). Позицию занимают на боевом гребне обратного ската, то есть на таком максимальном удалении от топографического гребня, чтобы обеспечивался его (топографического гребня) полный прострел. Если же боевой гребень обратного ската слишком близок к топографическому гребню, то лучше располагать позицию ниже него, так как нужна буферная зона между топографическим гребнем и позицией. При прохождении этой зоны противник уничтожается. Позиция на обратном скате в условиях большой войны оптимальна, поскольку холм впереди - естественное препятствие для значительной части огня артиллерии противника и существенно затрудняет пристрелку даже для тех видов артиллерии, которые могут вести огонь через холм. После пересечения гребня противник окажется под губительным огнем обороняющихся. Солдаты и техника противника будут хорошо видны на фоне неба. При пересечении вершины бронетехника подставит самое уязвимое место - свое днище под огонь обороняющихся. Заметим, что для наблюдения за противником топографический гребень должен быть занят отдельными частями обороняющихся. В качестве варианта действий, возможно размещение бронегруппы на переднем склоне, а пехоты в окопах - на обратном. По мере продвижения противника бронетехника отходит и занимает места за позициями пехоты.

Однако при размещении на обратном склоне нельзя занимать наиболее удобные места, поскольку их скорее всего окажется немного и они будут прочесаны огнем атакующих.

Заняв позицию на возвышенности, следует помнить, что цели укорачиваются (изменен угол зрения), и это может вызвать ошибки при стрельбе из автоматического оружия личным составом. Нужно помнить, что все, о чем здесь говориться, нельзя, так сказать, автоматически, применять на заросших лесом возвышенностях. Там основной тактический фактор, определяющий возможности ведения огня, - лес (его густота), а не высота места. Поэтому сильно поросшая лесом возвышенность может рассматриваться только как неудобство для противника, стремящегося на ее вершину, но не более.

Использование приданных боевых машин пехоты и иных бронемашин

Расположение бронетехники и окопавшейся пехоты на одной позиции - не единственно возможное тактическое решение. Можно создать отдельную бронегруппу, которой могут быть выделены как один и тот же со спешенной пехотой, так и совершенно другой сектор обстрела, а сама бронегруппа может находиться на другой позиции. В процессе боя бронегруппа может маневрировать.

При зарывании техники в землю можно использовать метод «закапывания по башню», согласно которой окоп закрывает только корпус бронированной машины или танка, а башня остается над поверхностью земли, или метод «закапывания с башней». В последнем случае под технику готовится глубокий котлован, который скрывает ее всю, либо одно-два укрытия, полностью, «с головой», закрывающие технику. Так можно закрыть технику за обратными скатами высот, за лесом, в лощинах и т.п. Для ведения огня готовятся выезды (желательно не менее двух) из котлована или укрытия (при необходимости – с «дорожной» разметкой) и окоп(ы) для стрельбы, который(ые), как и в первом случае, закрывают лишь корпус. При приближении противника бронемашина выезжает из котлована или из-за укрытия в окоп и открывает огонь. Это позволяет держать технику вне обстрела противотанковых средств противника до тех пор, пока она не потребуется для ведения огня. А недостатком здесь является большее время реакции на открытие огня (машину нужно еще завести и вывести из котлована на позицию, откуда она может вести огонь.). При размещении позиций для техники нужно помнить, что газы, вырывающиеся из дула орудия (особенно танка), способны оглушить или даже убить пехотинца, находящегося впереди бронированной машины. Опасная зона - в зависимости от типа орудия. Она может простирается под углом 45 градусов от линии выстрела в каждую сторону на расстояние от 100 (для пушек БМП) до 200 метров (для танковых пушек).

При стрельбе из пушек, двигатель должен быть включен, так как электрика и электроника бронетехники быстро «сажает» аккумуляторные батареи на машинах.

Фланговый огонь в обороне

Для использования флангового огня в обороне нужно знать его достоинства и недостатки. Вообще-то, фланговый огонь намного эффективнее фронтального. Атакующему намного удобнее стрелять вперед, чем вбок, да еще под большим углом к направлению атаки. Поэтому стрелок обороняющийся, который, находясь за бруствером, ведет огонь вбок, находится в намного более выгодном и почти безопасном положении.

Ячейки или бойницы в траншее можно заранее так расположить, что корпус обороняющего будет развернут в сторону одного из флангов, то есть удобно для ведения огня вбок. Если расположить попарно стрелков – один стреляет вправо, один влево, - то перед передней позицией создается многослойная завеса флангового огня. С логической точки зрения это наилучшая система организации оборонительного огня.

Имеются рекомендации подготавливать позиции таким образом, чтобы на дальних подступах обороняющийся вел огонь прямо, а при усилении огня противника заходил за бруствер и начинал вести фланговый.

Конечно, требуется большая слаженность действий, чтобы при переходе от фронтального огня к фланговому не возникали необстреливаемые пространства. Однако здесь вступает в силу психологический и моральный фактор. Человек стремится защищать себя от непосредственной опасности. Такой опасностью для обороняющегося солдата является противник, атакующий именно его позицию. Поэтому требуется большая выдержка, чтобы стрелять во фланг, зная, что прямо на тебя наступает враг, и что его остановить может только огонь другого солдата. Кроме того, в состоянии боевого стресса происходит отток крови от мозга к мышцам и человек теряет способность мыслить быстро и ясно. О необходимости перейти от фронтального к фланговому огню человек может просто не подумать. Для этого часто поступают следующим образом. Основная масса обороняющихся стреляет вперед от себя. А для ведения флангового огня выделяются отдельные группы солдат, как правило, пулеметчики, позиции которых подготавливаются таким образом, чтобы они не могли видеть, кто непосредственно атакует их позицию. Им назначается сектор обстрела - только во фланг. От командира требуется большая выдержка, чтобы в напряженный момент боя от пулеметчика, стреляющего во фланг, не потребовать ведения огня по противнику, непосредственно атакующему позицию. Конечно, позиция для флангового обстрела, должна спереди обороняться другими солдатами либо быть поддержана фланговым огнем с других позиций. Фланкирующие позиции можно располагать в глубине своей обороны. Фланкирующие позиции часто являются позициями для ведения кинжального огня. То есть, огня открываемого при подходе противника близко к обороняемой траншее. Все остальное время такие позиции «молчат» - для эффекта внезапности в напряженный момент боя. Пока позиция «молчит», она практически не может быть обнаружена. Значение фланкирующих позиций велико. При надлежащей организации взаимного фланкирования, они могут служить основой обороны. Учитывая преимущество фланкирующего огня, именно таким огнем стараются обеспечить проволочные и иные заграждения. Однако расположение фланкирующих позиций у основания линии заграждений выдает их местонахождение противнику. Поэтому нужно организовывать дополнительные линии заграждений, «размывающие» четкие линии основных заграждений.

Отметим, что с фланкирующих позиций должно иметь возможность простреливать отдельные участки собственных окопов на случай захвата их противником.

Некоторые тонкости инженерного оборудования позиций

Траншея не обязательно должна быть в полный профиль, то есть закрывать человека с головой, можно использовать неглубокие траншеи для переползания. Особенно нужно об этом помнить при устройстве позиций на твердом грунте. Даже в горах из камней можно сложить неглубокую траншею для переползания. Бруствер у окопа и траншеи тоже может быть разным. Выше упоминалась тактика ведения огня в бок, когда солдат, находится за бруствером. То есть солдат может находится не посередине бойницы, а сбоку от нее. Говорилось об использовании заднего бруствера, чтобы снизить заметность солдат и вооружения на холме. Насыпать задний бруствер следует и при устройстве окопа на ровной местности. Задний бруствер особенно необходим позади бойниц в переднем бруствере окопа для лучшей маскировки позиций. Бруствера может вообще не быть, если тактически целесообразно скрыть окоп от наблюдения, а соответственно затруднить его обнаружение и корректировку огня по нему. В этом случае выкапываемый грунт уносят в мешках, а не высыпают рядом с позицией в виде бруствера, а окопы роются максимально узкими - от 50 сантиметров в ширину, но глубокими. Дзоты как притягивающие огонь противника могут не строится, а заменяться пулемётными площадками и бетонированными колодцами с круговым обстрелом. Бойницы в бруствере, если он все же есть, желательно скрывать, так как они будут притягивать огонь противника. Например, используется занавеска из клочка материи, окрашенной под цвет местности, или белая марля зимой. Такая занавеска особенно удобна для снайперов, от движения воздуха после выстрела открытая занавеска падает, скрывая выстрел и стрелявшего. Можно «высадить» редкий куст впереди бойницы, можно заложить бойницу досками, оставив узкие щели, обложить доски дерниной и вести огонь в щели между досками. Можно полностью сохранить высокую траву перед бойницей и лишь при атаке противника наложить поверх нее доску, которая образует своего рода коридор для стрельбы. Возможно полное отсутствие переднего бруствера при наличии заднего. В этом случае обороняющийся может открыть огонь с любого места траншеи, а не только из бойницы. Вокруг огневых точек можно посадить зелень наложением готового дерна.

Дно окопа следует устилать хворостом, матами, либо обычными матрацами - для удобства передвижения по окопу после дождей. Надо обеспечить дренаж окопов (слив из них воды).

В окопе следует подготовить углубления, лучше щели, в 30-40 сантиметров, куда можно откидывать упавшие в окоп гранаты врага.

Например, улавливатель гранат может представлять собой маленькую канавку вдоль одной или двух крутостей окопа. Та же канавка будет служить сборником воды в дождливую погоду. Кстати, дно окопа должно быть под небольшим углом, чтобы и гранаты, и вода скатывались в предназначенные для них канавки. Действия при попадании гранат противника в окоп нужно отработать до автоматизма. Лучше в такой ситуации скрыться за изгибом окопа, а если это невозможно – то нужно закатить гранату в улавливатель, если и это невозможно – то хотя бы упасть.

Подбрустверные ниши делаются на двух человек, поскольку откопать третьего человека из обрушенной огнем ниши можно не успеть. Третий просто задохнется. Устройство козырьков над окопами существенно снижает потери от осколков артиллерийских снарядов и бомб.

Чем уже окоп, тем меньше вероятность попадания в него снаряда или мины, но тем труднее в нем разойтись. Приходится устраивать расширения.

Копать траншею между одиночными окопами вручную следует к соседу справа, если больше заботится о переднем бруствере, и - влево – если о заднем (например, на склоне), так как солдату-правше удобнее бросать вынимаемый грунт влево.

При оборудовании позиций обязательно оборудование ниш для боеприпасов, поскольку иначе они будут мешать передвижению по окопу.

Учитывая необходимость смены позиций, на одного солдата делается несколько бойниц для ведения огня. Если это по каким-либо причинам невозможно, солдатам следует вести огонь в разнобой, чтобы затруднить противнику засечку места с которого ведется огонь. Блиндажи, убежища, щели делаются под передним бруствером с тем расчетом, что дверь будет расположена по передней стенке окопа и прямое попадание снаряда во вход сооружения исключается. Крышу над блиндажами следует делать как можно толще, в несколько слоев, используя слой камней, чтобы ее не пробивали снаряды. Сверху можно набрасывать слой кирпичей или черепицы, что вызовет срабатывание взрывателей снарядов сразу на их поверхности, правда, это может демаскировать укрытие. Позиции оборудуются не только путем врывания в землю. В горах они устраиваются из камней, желательно помещенных в мешки или ящики (чтобы меньше рикошетили пули и меньше разлетались осколки самих камней, образующих преграду). По возможности каменные укрытия засыпают землей или песком слоем 15 – 20 сантиметров. Желательно камни брать со скрытых мест или с противоположной стороны обороняемого склона. Следы от вынутых камней хорошо видны. На болоте, где любой окоп тут же зальет водой, их оборудуют из стволов деревьев и земли (впрочем, возможно устройство отдельных позиций из заглубленных бочек). Зимой позиция может быть сделана из снега. Снег, особенно поливаемый водой, также останавливает пули. Для придания естественного вида позиции после поливания ее водой можно посыпать сверху снег через сито, что создаст впечатление естественно выпавшего снега. Очень эффективно зимой использование обычного песка, который обливается водой и, замерзая, превращается в подобие бетона. Устройство густых минных полей перед позицией малоэффективно, противник перед атакой либо проделывает проходы вручную, либо разминирует взрывным способом во время артобстрела. Мины-растяжки растаскиваются «кошками». Сплошное минное поле перед позицией может больше навредить, создавая ложное чувство безопасности. Редко разбросанные мины перед позицией вполне выполнят функцию психологического давления на противника, так же как и сплошное минное поле. Подобное можно сказать и о противотанковых рвах. Помимо того, что ров выдает противнику начертание переднего края, он становится хорошей промежуточной позицией для пехоты противника, а главное, он сравнительно легко преодолевается. В условиях большой войны сплошные минные поля, как, впрочем, и противотанковые рвы, целесообразнее располагать непосредственно за оборонительной позицией, не впереди ее. При таком расположении они препятствуют прорыву противника вглубь и помогут локализовать участок прорыва. В окопах рекомендуется обозначать направления движения, а также иметь свои «дорожные знаки». Они очень помогают, когда позицию нужно занять быстро, как правило, при начавшейся атаке противника. Они – средство против путаницы в напряженные моменты боя. В любом случае занятие позиции должно быть отрепетировано. Очень полезно составлять карточки ведения огня, которые помогают отсечь второстепенную информацию и выделить то, что тактически важно, а также облегчают замену одних солдат на других. При обустройстве оборонительной позиции, следует промерить шагами или даже рулеткой расстояния от оборонительной позиции до местных предметов, чтобы в ходе боя точно определять, какой прицел следует использовать для ведения огня по противнику. Нужно очень хорошо понимать, что у любой позиции имеются поля невидимости и непростреливаемые пространства. Они - уязвимые места для обороны. Целесообразно составить схему полей невидимости и непростреливаемых пространств и постараться «закрыть» их огнем с соседних позиций или навесным огнем.

При наличии времени стоит посмотреть, как выглядит позиция с точки зрения противника, или даже попробовать ее условно атаковать, пытаясь понять, какие действия может предпринять враг.

Разное

Для определения момента открытия огня по атакующим нужно принимать в расчет прежде всего возможность пополнения боекомплекта. Высокая эффективность огня из стрелкового оружия достигается на гораздо меньших дистанциях, чем указано в его технических описаниях. Поэтому открывать огонь по врагу с дистанции максимальной дальности эффективного огня оружия можно лишь при большом запасе боеприпасов либо при возможности беспрепятственно его пополнять. Иначе существует опасность попасть в ситуацию боя «на изъятие боекомплекта». Если же с пополнением боекомплекта все в порядке, то огонь можно открывать с дистанции максимальной дальности эффективного огня своего оружия. Желательно вести сосредоточенный огонь по принципу «кучей на одного». Если есть время перед боем, следует определять участки сосредоточенного огня, согласовывать команды на его открытие по этим участкам, что упростит целеуказание в ходе боя. Заметим, что для повышения эффективности сосредоточенного огня целесообразно, чтобы солдаты не стреляли все время в одну точку, а смещали огонь вправо-влево. «Кучей на одного» - не значит обязательно в одну точку. Однако нужно помнить о возможности ложных переносов огня вражеской артиллерией. При артподготовке атаки пехота обороняющегося находится либо в блиндажах, щелях, либо в подбрустверных нишах. Но с переносом артогня вглубь обороняемой позиции или с его прекращением пехотинцы обычно занимают свои позиции. В этот момент атакующий может опять обрушить свой огонь. Иногда для обмана имитируется пехотная атака, чтобы заставить выйти пехоту противника из укрытий. И все для того, чтобы повторно обрушить артогонь на нее. Поэтому при наличии у противника возможностей для переносов артогня, обороняющейся пехоте следует занимать свои позиции только при подходе пехоты противника так близко к обороняемой позиции, чтобы артиллерия противника не могла возобновить огонь, боясь поразить свою же пехоту (100-150 метров). Слишком рано открытый огонь может привести к демаскировке своих позиций, а не к уничтожению противника.

Огонь целесообразно открывать по замыкающему в пешей группе противника с последующим переносом огня по идущим впереди. Так противник может не сразу обнаружить, что попал под прицельный огонь.

Огонь по разведывательным и другим небольшим группам противника следует открывать с запасных позиций, чтобы враг не смог определить местонахождение основных оборонительных позиций. В случае сближения атакующего противника с обороняемой позицией перекатами, огонь следует открывать по тому, кто стреляет, не соблазняясь перебегающим солдатом противника, поскольку именно стреляющий представляет большую опасность. Обязательно нужно помнить о том, что необходимо сменять прицел по мере приближения противника к своим позициям. Очень часто обороняющиеся забывают это делать, и огонь их становится неэффективным. Необходимо отрепетировать, как каждый солдат должен занимать свое место, чтобы в хаосе боя, при неожиданной атаке, ночью и т.п., каждый знал, куда бежать. Чтобы облегчить отдачу указаний и передачу донесений, стрелковые позиции желательно нумеровать или обозначать другим образом, также - и ходы сообщения. Перед контратакой огонь нужно довести до наивысшего напряжения, чтобы хоть на некоторое время подавить огневые средства атакующих, дав возможность солдатам выскочить из окопа (в этот момент интенсивность огня обороняющихся сильно падает, так как солдаты не стреляют, а передвигаются). Рекомендуется также оставлять отдельные, заранее определенные, огневые средства на позициях для огневой поддержки контратаки. Контратака проводиться по общему сигналу, одновременно. Для осуществления контратаки при устройстве окопа следует планировать выходы из него в сторону противника. Если контратака удается, то преследовать его не стоит, лучше вернуться на свои позиции и поражать врага на дальних дистанциях. Удобный тактический прием - отсечение передовых отрядов атакующих дымовой завесой. При этом обороняющиеся могут сосредоточить огонь по этим отрядам, не боясь ответного огня других подразделений противника, поскольку они будут ослеплены, кроме того, дым служит фоном, на котором противника хорошо видно. При подготовке позиции следует заранее наметить рубеж, по достижении которого противником следует произвести залповое метание гранат. Он должен располагаться с упреждением, на удалении около 20 метров от средней дальности броска гранаты, с учетом ее прокатывания после падения, а также с учетом непрекращающегося движения противника. Взрывы гранат перед наступающим противником могут заставить его залечь и остановить атаку. Ночью стреляющий склонен вести огонь выше цели. Это объясняется рядом факторов. Ночью нижний край цели сливается с поверхностью земли, а поэтому середина цели в глазах стреляющего смещается вверх. Если днем стрелок зачастую целится по ступням противника (так называемая стрельба «по каблукам» на неизменной установке прицела с целью уменьшить влияние ошибки в определении дальности до противника на результат стрельбы), то ночью ему приходится целиться по центру цели. Когда стрельба ведется с помощью трассирующих пуль, восприятие траектории обычных, не трассирующих, пуль, отличается от действительной траектории последних. Трассирующие пули во время полета выгорают и теряют массу, поэтому они летят меньше и падают на землю ближе, чем обычные пули. Соответственно, основной сноп траекторий обычных пуль проходит выше видимых следов от трассирующих пуль. Из-за этих факторов ночью стрелок выбирает точку прицеливания не цели выше, чем обычно, днем, нередко забывая, а, зачастую, и не зная, что при этом следует вносить соответствующие поправки. Как результат – перелет пуль над целью. Против бесполезной стрельбы в воздух ночью, в бойницы окопов ставятся П-образные ограничители, сооружаемые из подручных предметов, например, веток. Одновременно на ствол оружия можно наклеивать белые полоски – так легче определять пространственное положение ствола ночью. Можно использовать мини-треноги – три веточки, связанные между собой посередине, небольшие мешочки с песком или свернутую одежду - в качестве подставок для стрельбы.

Стрельба ниже цели, «по каблукам», вообще предпочтительная, даже днем. Недолет из автомата «лучше» перелета. Дело в том, что при недолетах противник видит фонтанчики от пуль и понимает, что по нему пристреливаются. Это психологически давит больше, чем простое осознание факта стрельбы общем направлении его позиции. К тому же большинство людей падает с началом стрельбы на землю.

Рикошеты, которые будут получаться при недолете убивают также, как и прямые попадания. Удобно вести стрельбу на рикошетах с целью поражения противника, укрывшегося за автомобилем или бронетранспортером, через дорожный просвет под днищем машины. Единственное замечание, пули после удара об землю из-за своего вращения летят не прямо, а под некоторым углом к плоскости выстрела, поэтому при стрельбе на рикошетах траектория пуль менее предсказуема.

Конечно, огонь по цели намного лучше недолета. При стрельбе автоматическим огнем на удаленное расстояние дальность до цели и прицел считаются правильно определенными, если часть пуль падает впереди цели, а большая часть позади нее. Это означает, что средняя траектория пуль в центр эллипса рассеивания проходит через фигуру приближающегося противника. При стрельбе по точечной цели (например, солдат в окопе) количество фонтанчиков от пуль впереди и позади цели должно быть примерно одинаковым.

Если затруднено определение места падения пуль в районе цели, то выбирают хорошо наблюдаемый объект в районе цели (репер), по нему пристреливаются, а затем производят перенос огня с учетом определенной дальности и установки прицела. Заметим, что уточнение установок для стрельбы при помощи обстрела репера очень широко применяется в артиллерии. Поэтому, если артиллерия противника стреляет в одну точку, где вроде ничего нет, то все равно нужно укрыться – вскоре, уточнив такой пристрелкой установки для стрельбы, огонь будет перенесен непосредственно на позиции обороняющихся.

Уничтожение долговременной огневой точки противника ДОТа

Примеры долговременных укреплений. Вариант тактических действий при уничтожении ДОТа.

Тактика антизасадных действий.

Инструкция армии США по тактике действий при попадании в засаду.

« Назад

Техника передвижения в горах, на отдельных участках пути зависит от характера и особенностей горного рельефа.

Лесистые и травянистые склоны преодолевают по пастушьим и звериным тропам обычно идущим по тёплым южным и западным склонам, местам с редкой растительностью и толстым слоем почвы. По тропам или ровной поверхности передвигаются в ровном темпе, замедленном в начале и конце каждого перехода. Ступни ног почти параллельны, нога ставится на пятку с «перекатыванием» на носок к началу следующего шага. Центр тяжести тела с рюкзаком должен смещаться по вертикали как можно меньше — небольшие возвышенности и ямы следует обходить, камни и стволы деревьев — перешагивать. Альпеншток или ледоруб переносится в руке в походном положении; на участках, где возможна потеря равновесия, — в двух руках в положении самостраховки или в качестве дополнительной опоры.

При движении по травянистым склонам следует использовать для опоры выступающие, прочно лежащие камни, кочки и др. неровности рельефа, на крутых склонах избегать участков густой травы и мелкого кустарника, опасаться камнепадов свыше расположенных скальных участков. Для крутых склонов необходима обувь на рифлёной подошве «вибрам», в случае скользкой, например, мокрой или сильно заснеженной поверхности, как правило, применяют «кошки» и страховку верёвкой. Для набора высоты туристы движутся либо крутыми короткими зигзагами, либо делают длинные пологие траверсы с обходом скальных участков. При подъёме «в лоб» ноги ставят всей подошвой, ступни (в зависимости от крутизны) — параллельно, полуёлочкой или ёлочкой; при подъёме наискось или серпантином — на всю ступню полуёлочкой (верхнюю ногу — горизонтально, нагружая больше наружный рант обуви, нижнюю — слегка развернув носком вниз по склону, с большей нагрузкой на внутренний рант). При спуске прямо вниз по не очень крутому склону ступни ставят параллельно на всю подошву или с преимущественной нагрузкой на пятку, передвигаются спиной к склону быстрыми, короткими пружинистыми шагами, слегка согнув колени (но не бегом). По крутому склону спускаются боком, наискось или серпантином, ноги ставят полуёлочкой, как и при подъёме. Ледоруб или альпеншток на крутых склонах при подъёме и спуске держат двумя руками в положении готовности к самозадержанию, в случае срыва при необходимости используют в качестве второй точки опоры. В опасных местах организуют страховку верёвкой через стволы деревьев, скальные выступы, а также через плечо или поясницу.

Осыпные склоны проходят группой с минимальными интервалами между участниками. При движении по ним надо помнить, что крутые осыпные участки особенно опасны камнепадами. По мелкой осыпи поднимаются «в лоб» или серпантином, ступни ног ставят параллельно, уплотняя ступень постепенным нажатием до тех пор, пока не прекратится сползание осыпи. Опираться следует на всю ступню, тело держать вертикально (насколько позволяет рюкзак). Ледоруб (альпеншток) используют при необходимости, опираясь на него спереди сбоку. Спускаются мелкими шагами, ставя ступни параллельно с акцентом на пятку, при возможности съезжая с массой мелких камней и не давая ногам увязать глубже верха ботинка; ледоруб в положении готовности к самозадержанию. По сцементированной или смёрзшейся осыпи перемещаются так же, как по травянистым склонам.

По средней осыпи рекомендуется двигаться наискось или крутым серпантином, причём в точках поворота направляющий должен собирать всю группу, чтобы туристы, в целях безопасности, не находились друг над другом. Особенно опасны неустойчивые крутые, так называемые, живые осыпи. Следует избегать резких движений, ноги нужно ставить на всю ступню осторожно, мягко, выбирая для опоры части камней, обращённые к склону. Ледоруб держат в руке, не опираясь им о склон.

По крупной осыпи легко перемещаются в любом направлении. Движение осуществляют, переступая с одного камня на другой, меняя темп с целью максимального использования инерции тела с рюкзаком и избегая больших прыжков. При спуске и подъёме надо ставить ноги на края камней, ближе к склону. Не следует использовать камни и плиты, имеющие значительный наклон.

Скальные склоны, рёбра, кулуары и гребни туристы проходят с предварительной оценкой трудности и безопасности отдельных участков. Основными показателями труднопроходимости скального рельефа являются его средняя крутизна и её постоянство на всём протяжении участка. При оценке крутизны учитывают, что снизу из-под склона он кажется короче и положе, особенно его верхняя часть. Вид сверху и «в лоб» как бы увеличивает крутизну, а наличие крутых перепадов скрадывает расстояние (высоту и крутизну склона помогает определить сбрасывание небольших камней). Правильное представление о крутизне склона или ребра даёт наблюдение его сбоку (в профиль) или непосредственно выход на него. Самыми безопасными для движения являются рёбра и контрфорсы; наиболее просты, но опасны возможными камнепадами кулуары. Допускается использовать нижняя часть широких кулуаров для обхода наиболее крутой нижней части рёбер и контрфорсов, верхняя часть кулуаров при выходе на гребень хребта при сухой погоде в ранние утренние часы. Недопустимо движение по кулуарам во время снегопада, дождя либо сразу после выпадения осадков. Прохождение по гребням безопасно в любое время дня, за исключением случаев плохой погоды и сильного ветра. Встречающиеся на гребнях «жандармы» обходят по склонам или перелезают через них.

Основа движения по скалам — правильный выбор маршрута, использование или создание опор и правильное положение центра тяжести относительно опоры. Различают свободное лазание с использованием естественных точек опоры, выступы, трещины и так называемое искусственное лазание, когда точки опоры создаются с помощью скальных и шлямбурных крючьев, закладок, верёвок, петель, лесенок. Свободное лазание может быть внешним — по стене и внутренним — в расщелинах и каминах. По трудности передвижения скалы (скальные маршруты) в туризме делятся на 3 группы:

  1. Лёгкие, преодолеваемые без помощи рук (руками опираются изредка, поддерживая равновесие).
  2. Средние, требующие ограниченного арсенала приёмов скалолазания и периодической страховки.
  3. Трудные, на которых могут потребоваться любые приёмы свободного и искусственного лазания, нужны непрерывная страховка идущего и самостраховка страхующего.

Руки и ноги могут быть использованы для захватов, упоров и распоров. При захватах руки работают гл. обр. для поддержания равновесия, нагружая опоры сверху, сбоку и снизу. Основной вес приходится на ноги. Для упоров используют неровности скал, расположенные ниже уровня плеч и непригодные для захватов. Усилие направлено в основном сверху вниз и передаётся через ладонь или её часть и подошвы ног. Распоры применяются там, где на скальной поверхности нет выступов для захватов и упоров, а расположение скал позволяет использовать этот приём.

На скальных маршрутах придерживаются следующих основных правил:

  • до начала движения определяют трассу, места отдыха, страховки и трудные участки;
  • набор высоты выполняют, по возможности, по кратчайшему направлению — вертикали, выбирая простейший путь.

Смещение в сторону (переход с одной вертикали на другую) при необходимости выполняют на наиболее пологом и легком участке склона. Перед тем как нагрузить скальную опору, проверяют её надёжность (осмотр, нажатие рукой, удар скального молотка), после чего стремятся использовать её сначала как захват или упор для рук, а затем как опору для ног. Для устойчивого положения тела сохраняют три точки опоры, либо две ноги и рука, либо две руки и нога. Основную нагрузку, как правило, несут ноги, руки удерживают равновесие. В целях экономии сил максимально используют трение (упоры и распоры). Перемещаются по скалам и нагружают опоры плавно. На участках, где имеются хорошие опоры для рук и плохие для ног, тело держат дальше от скалы, при наличии хороших опор для ног — ближе к скале. Перед трудным участком следует отдохнуть, заранее определить точки опоры и захваты и преодолевать его без задержки, чтобы руки не устали. При невозможности продолжать движение нужно спуститься в удобное место и искать новый вариант подъёма. Руки устают меньше, если зацепки расположены не выше головы, при подтягивании помогают разгибанием ног. Для большей устойчивости руки и ноги держат несколько разведёнными, стремятся не опираться на колени. Конструкция современной туристической обуви позволяет использовать для создания опоры самые незначительные неровности рельефа. Для увеличения силы сцепления ботинка со скалой нужно, чтобы давление ноги было перпендикулярно поверхности опоры. При малых поверхностях уступа нога ставится на внутренний рант ботинка или на носок.

Во время лазания по скалам требуются предельное внимание, осторожность, уверенность. В случае срыва руки следует держать перед собой, чтобы не удариться о скалу и при возможности зацепиться за неё. Спуск на простых скалах выполняют лицом от склона, опираясь на ладони рук, согнув колени и корпус, но не садясь. На скалах средней сложности спускаются боком или лицом к склону, руки поддерживают равновесие, тело почти вертикально. По сложным скалам на коротких участках спускаются лицом к склону, но чаще применяют спуск по верёвке: спортивный, способом Дюльфера или с помощью тормозных приспособлений. Перед организацией спуска следует убедиться, что верёвка достигает площадки, откуда можно продолжить движение или организовать следующий этап спуска. Основную верёвку для спуска закрепляют на скальном выступе непосредственно или с помощью верёвочной петли, а также на скальных крючьях с карабином или петлёй из репшнура. Прочность выступа тщательно проверяют, острые кромки, способные повредить верёвку на перегибах, затупляют молотком. Старые крючья и петли обязательно испытывают на прочность, при малейшем сомнении их заменяют новыми. Петля из репшнура должна быть двойной или тройной. Все члены группы, кроме последнего, спускаются с верхней страховкой второй верёвкой. Последний участник спускается на двойной верёвке с самостраховкой. Перед спуском последнего участника снизу проверяют, как скользит верёвка, при заклинивании её закрепление исправляют. Вторую верёвку, также использующуюся для продёргивания, последний спускающийся пропускает через грудной карабин. Спуск по верёвке производят спокойно, равномерно, как бы шагая по скалам, избегая рывков. Корпус держат вертикально, несколько развернувшись к склону боком, слегка согнув ноги и широко ставя их на скалу.

Снежные и фирновые поля и склоны, а также закрытые ледники преодолевают, по возможности, в холодное время суток. Особое внимание уделяют возможной лавинной опасности, учитывая крутизну склона, время последнего снегопада, ориентацию склона, время и продолжительность его освещения солнцем, состояние снега. При движении по снегу и фирну следуют принципу сохранения «двух точек опоры» (нога — нога, нога — ледоруб или альпеншток). Основные усилия затрачиваются на протаптывание следов и выбивание ступеней.

В целях безопасности туристы придерживаются следующих основных правил:

  • на мягком снежном склоне опору для ступни прессуют постепенно, используя свойство снега смерзаться при сжатии, избегая сильного удара ногой по снегу;
  • при непрочном насте его пробивают ногой и прессуют опору под ним;
  • на крутом настовом склоне опираются подошвой ботинка на край пробитой в насте ступени, а голенью — на наст;
  • тело держат вертикально, ступени (опоры) загружают плавно одновременно всей подошвой;
  • длина шага ведущего соответствует длине шага самого малорослого члена группы;
  • все члены группы идут след в след, не нарушая, а при необходимости подправляя ступени; при прочном насте и на плотном фирне ступени набивают рантом ботинка, вырубают ледорубом, либо пользуются «кошками»;
  • в случае срыва, предупредив партнёра по связке криком «держи», сорвавшийся должен мгновенно начать самозадержание, а страхующий — остановить скольжение в самой начальной стадии.

По снежному склону крутизной до 35° поднимаются прямо вверх. При достаточной глубине мягкого рыхлого снега ступни ставят параллельно, утрамбовывая ими снег до образования снежной подушки. При небольшом слое мягкого снега на фирновом или ледовом основании ногу лёгким ударом погружают в снег до упора носком в твёрдое основание. Затем, не отрывая носка от основания, вертикальными нажимами прессуют ступень. Если ступени съезжают под нагрузкой, применяют двойную запрессовку ступеней: сначала ударом ноги перпендикулярно к склону прижимают первую порцию снега, образующую основание для будущей ступени, примерзающее к подстилающему фирну или льду, а затем, используя снег с боков ямки, на полученном основании формируют ступень. На очень тонком слое мягкого снега, лежащем на льду и плотном фирне, следует пользоваться «кошками». При увеличении крутизны склона и жёсткости снега переходят к движению зигзагом под углом 45° к «линии течения воды», выбивая ступени рантом ботинка косыми скользящими ударами с обязательным соблюдение правила «двух точек опоры». На склонах с раскисшим на значительную глубину фирном или покрытых сухим снегом, а также на склонах крутизной 45° и более применяют подъём прямо вверх в три такта. При траверсе способом в три такта переступают приставным шагом. Свежий мягкий снег, размягчённый солнцем, налипает комком на подошвы ботинок. Его необходимо немедленно сбивать ударом ледоруба о рант практически при каждом шаге.

Образующийся иногда под настом глубинный иней и морозный пескообразный перекристаллизовавшийся снег не поддаются прессованию. В первом случае для подъёма используют только слой наста, во втором — пробивают траншею до плотного основания, организуя на её дне страховку через ледовый крюк или ледоруб и выбивая ступени.

По снежному склону малой и средней крутизны спускаются спиной к склону, прямо вниз или слегка наискось. В рыхлом и раскисшем снегу идут почти не сгибая коленей нешироким шагом. На спуске по более твёрдому снегу следы пробивают ударом каблука (для сохранения равновесия следует опираться на штычок ледоруба). Если снежный склон лавинобезопасен, то можно спускаться шеренгой — каждый участник прокладывает свои следы; в противном случае нужно идти след в след. По настовому, фирновому или оледеневшему снежному склону большой крутизны спускаются, как правило, лицом к склону на три такта, используя и сохраняя ступени, проложенные ведущим, либо по перилам, закреплённым на ледорубах, лавинной лопате, ледовом крюке или снежном якоре. На некрутых снежных склонах, просматриваемых до низа, допускается спуск скольжением (глиссирование) — на ногах, сидя, на спине или на ногах и рюкзаке. Склон должен заканчиваться безопасным выкатом, не иметь участков открытого льда, скальных выходов, крупных камней и кусков льда; снег — свободным от средних и мелких камней. Глиссирование сидя и на спине применяется для преодоления нешироких трещин и бергшрундов с нависающим верхним краем при обязательной страховке верёвкой. Спускающийся должен сохранять возможность в любой момент погасить скорость и остановиться.

Самостраховка при движении по снежным и фирновым склонам аналогична самостраховке на травянистых склонах. При движении на три такта самостраховка осуществляется вбитым в снег ледорубом. Самозадержание на рыхлом и размякшем снегу производят, вонзая в склон выше головы ледоруб штычком и прорезая древком снег, при срыве на плотном снегу, фирне, насте или на тонком слое снега, покрывающем лёд, — клювом ледоруба.

Вдоль снежных гребней и по ним перемещаются с одновременной или попеременной страховкой. Выход на гребень с подкарнизной стороны крайне опасен, может быть осуществлён в исключит, случаях при максимальной осторожности с подъёмом по «линии падения воды» в холодное время суток и прорубанием поперечного лаза через карниз, со страховкой партнёром из достаточно удалённой точки. Траверс под карнизом недопустим. Спуск с карниза осуществляют с подрубанием или подрезанием верёвкой протяжённого участка карниза при тщательной страховке.

Техника передвижения по льду определяется главным образом крутизной ледового склона, состоянием его поверхности, а также видом и свойствами льда. При хождении по льду обычно применяют «кошки», реже трикони. На более крутых склонах при необходимости используют искусственные точки опоры, а имнно: вырубание ступеней и захватов для рук, вбивание или ввёртывание ледовых крючьев. Движение в «отриконенных» ботинках или ботинках «вибрам» возможно на относительно пологих ледовых склонах, при этом техника перемещения та же, что и при ходьбе по травянистым склонам. Передвигаясь на «кошках», ноги ставят чуть шире, чем при обычной ходьбе. «Кошка» ставится на лёд с лёгким ударом одновременно всеми зубьями, за исключением передних. Тело должно быть вертикально, его тяжесть по возможности распределяют равномерно на все зубья «кошки». При очередном шаге все зубья «кошки» должны отрываться ото льда одновременно. Ледоруб держат в положении самостраховки в обеих руках — штычком к склону и клювом головки вниз.

По пологим ледовым склонам (крутизной до 25—30°) поднимаются прямо «в лоб». Ноги ставят ёлочкой, разворачивая носки ног в зависимости от крутизны склона. Ледоруб используется как дополнительная точка опоры.

На более крутых склонах (до 40°) переходят к движению зигзагом под углом 45° к «линии падения воды». Ступни ног полу ёлочкой: ближняя к склону горизонтально, дальняя развёрнута носком вниз, по склону. При движении по склонам крутизной более 40° без рюкзака или с лёгким рюкзаком можно подниматься «в лоб» на четырёх передних (носковых) зубьях «кошек», одновременно вбиваемых в лёд несильными фиксированными ударами. Ступни ставятся параллельно, пятки опущены, корпус вертикально. Ледоруб держат в положении самозадержания в обеих руках перед собой, опираясь на склон клювом, направленным перпендикулярно склону, древко штычком опущено вниз. Движение в три такта с соблюдением «двух точек опоры» (клюв ледоруба — нога или две ноги). Спуск на пологих склонах производят прямо вниз «гусиным шагом», вбивая в лёд одновременно все зубья «кошек». При большей крутизне склона спускаются по верёвке. При движении с грузом на крутых участках прибегают к вырубанию ступеней, поднимаясь при этом серпантином. Ступень должна быть достаточно просторной, без нависающего над ней льда, с горизонтальной или слегка наклонной к склону поверхностью. На склоне крутизной менее 50° ступени вырубаются в так называемой открытой стойке двумя руками, при большей крутизне — в закрытой стойке одной рукой. Для спуска вырубают двойные ступени и двигаются приставным шагом, опираясь штычком ледоруба в положении самостраховки. Ступени располагаются одна под другой примерно под углом 15° к «линии падения воды». При движении по ледовому гребню ступени, как правило, рубят на более пологой его стороне либо используют частично и гребень.

Безопасность на ледовом склоне обеспечивается самостраховкой ледорубом, крючьевой страховкой, самостраховкой страхующего или с помощью закреплённых верёвочных перил. Крючья забивают или вворачивают в предварительно вырубленные ступени. Перильную верёвку для подъёма и спуска закрепляют на сдвоенных крючьях, ледовом столбике (диаметром обычно 50—60 см) или проушине, просверлённой ледобуром.

Ледники проходят по возможности по свободным от камней полосам льда, продольным грядам поверхностных морен, по рандклюфтам или желобам между береговыми моренами и склонами долины, по (или вдоль) гребням береговых морен. Выход на ледник возможен с нижерасположенной части долины через конец его языка или по концевой морене, с обходом конца языка по гребням береговых морен или рандклюфтам, с подъёмом на склоны долины и траверсом их до удобной для движения части ледника. Преодоление ледопадов производят по заранее намеченной трассе с предварительным просмотром или разведкой всего предстоящего пути: обходом по склонам долины, береговым моренам или рандклюфтам, непосредственно по льду вдоль берегов или серединой (при лотковой форме поверхности или мощном снеговом покрове). О возможности сквозного прохода может свидетельствовать срединная поверхностная морена, тянущаяся от верховий до подошвы ледопада. Из двух параллельных ветвей ледника менее трудна более длинная. Ледопады южной и юго-западной экспозиции при той же крутизне падения или разности высот легче проходимы, чем имеющие северную или северо-восточную. Трещины преодолевают обходом (лавированием), прыжком, в том числе без рюкзаков, с последующей переброской их руками, или применяя спуск до дна и подъём на противоположный борт, а иногда с наведением воздушной переправы, аналогичной переправе через реки. Бергшрунды пересекают по снежным мостам. При их отсутствии на подъёме верхний край (стенку) преодолевают с помощью втыкаемых в неё ледорубов или проделывают «косой прокоп» - лаз. Спуск — прыжком либо по верёвке («сидя» или «спортивным способом»). На закрытых ледниках, представляющих особую опасность, следует передвигаться в связках по 2—4 чел. с интервалом между участниками не менее 10—12 м, обходя зоны трещин, возникающие на выпуклых частях ледника и внеш. краях его поворотов. При форсировании ненадёжных снежных мостов над трещинами необходима попеременная страховка или страховка с помощью перил.


Смотрите также

X